Будь с нами
Исторические фото

Фонд Феникс - это про жизнь

  09.01.2020   15:02

В Красноярске работают выездные бригады немедицинской паллиативной помощи тяжелобольным гражданам и их семьям. Они приезжают как на дом, так и в организации, имеющие отделения для лежачих больных. Кто входит в состав бригад, из каких средств финансируется их деятельность, что конкретно делают выездные бригады? Об этом и многом другом рассказала автор проекта, председатель Благотворительного фонда социальной помощи и реабилитации граждан «Феникс» Татьяна Станкевич.

– С 2018 года вы занимаетесь организацией немедицинской паллиативной помощи, включающей в себя мероприятия по уходу за лежачими больными, духовную и социальную поддержку их. Какие проекты уже реализованы, а над какими работа продолжается?

– В прошлом году и в первом полугодии 2019 года при поддержке Фонда президентских грантов были реализованы два проекта: «Маленький человек в большом городе» и «Маленький человек в большом городе – 2». Благодаря этому удалось привлечь и обучить в школе паллиативного ухода волонтёров, а также распределить их территориально с учётом основного места работы каждого. Мы научились чётко планировать работу, просчитывать логистику и сформировали бригады по районам.

В июле текущего года БФ «Феникс» запустил новый проект, который получил поддержку Фонда президентских грантов в размере 9,9 млн рублей – «Организация деятельности выездных бригад немедицинской паллиативной помощи «Я выбираю жизнь!».

– На какой срок рассчитан проект и какова его конечная цель?

– «Я выбираю жизнь!» является логическим продолжением предыдущих проектов и следующей ступенью в формировании цивилизованной культуры немедицинской паллиативной помощи; срок реализации проекта один год (до июня 2020 г.). Выездные бригады сформированы и действуют, число волонтёров относительно стабильно, школа паллиативного ухода функционирует в постоянном режиме в соответствии с заявленной программой. Конечная цель – обеспечить качество жизни граждан с тяжёлыми или неизлечимыми заболеваниями, а также лежачих больных и их семей силами выездных бригад и посредством современных технологий. Бригады, состоящие из обученных сиделок, волонтёров и психологов, выезжают как на дом, так и в учреждения, где имеются отделения для инвалидов и лежачих больных.

Безусловно, охватить всех нуждающихся мы не сможем (в городе более 59 тысяч людей с инвалидностью), мы приходим только к тяжёлым больным, на последних стадиях заболевания, лежачим больным и инвалидам-колясочникам 1 гр. На сегодня у нас более 500 подопечных на квартирах и более 1000 в учреждениях. Возникают ли трудности? Да. По ходу реализации проекта приходится частично менять стратегию. К примеру, при наличии в каждом районе двух сиделок и 10–12 волонтёров случается, что где-то заявок мало или нет вообще, в то время как в другом месте – аншлаг и ребята просто «задыхаются» от количества вызовов на уход и сопровождение. Помимо этого бывают срочные внеплановые заявки, а также больные с большим весом, к которым требуется отправить сиделку вместе с помощниками, или когда требуется спустить с верхнего этажа инвалида, передвигающегося в коляске, а в подъезде отсутствует лифт и пандусы. В таких ситуациях важны чёткие действия координаторов, а в договорах с волонтёрами прописывается как основной район их деятельности, так и дополнительные, куда их можно оперативно перебросить.

– О волонтёрах. Существуют ли у вас требования, критерии отбора или человеку достаточно иметь только желание помогать другим?

– То, что мы хотим получать от волонтёров, нельзя назвать требованиями, люди работают добровольно в своё свободное время. Здесь важно понять, какой фронт деятельности им по силам. Есть те, кто, прочитав посты БФ «Феникс» в социальных сетях, хотят быть именно нашими волонтёрами. Прежде чем их допустят к подопечным, они должны пройти долгий путь от первого, удалённого, знакомства с целевой аудиторией до личного общения (контакта тет-а-тет). А также получить практические навыки в учреждениях социального обслуживания, имеющих отделения с лежачими больными и инвалидами. Огромное спасибо администрациям учреждений за понимание и сотрудничество.

Сначала новички общаются и гуляют с тяжелобольными, учатся управляться с инвалидной коляской, ориентироваться в стрессовых и нестандартных ситуациях. Тех, кто «не сломается», мы допускаем на работу в психоневрологический интернат для детей «Подсолнух», в отделение милосердия «Журавлик», где находятся детки с тяжёлыми множественными нарушениями развития. Следующий этап – выезды вместе с сиделкой на квартиру к лежачему или неизлечимо больному человеку. И лишь потом волонтёру поручается индивидуальный уход за подопечным.

– Обучение в школе волонтёров новички проходят?

– Мы обязательно обучаем ребят паллиативному уходу. В 2018-и такая школа работала по выходным, с сентября этого года занятия проводятся два раза в неделю по вечерам. Благодаря поддержке нашей программы «Я выбираю жизнь!» Фондом президентских грантов мы смогли задействовать в образовательном процессе преподавателей Красноярского государственного медицинского университета. Помимо теории, они отрабатывают со слушателями практические навыки и умения.

Возвращаясь к вашему вопросу о требованиях, скажу: одного желания стать волонтёром мало. Если к нам придёт просто человек с горящими глазами и добрым сердцем, он очень быстро выгорит эмоционально. Чтобы избежать этого, мы его ведём, обучаем, подстраховываем. Среди наших добровольных помощников имеются люди, которым когда-то удалось побороть онкологию, а также те, кто недавно потерял своих близких. Много среди волонтёров и верующих ребят, что неслучайно – все религии учат состраданию. По возрасту, полу, национальности, профессиональной принадлежности тоже все разные – пожилые, студенты, школьники начиная с 14 лет (они трудятся с письменного согласия родителей и уход за лежачими больными не осуществляют). Со всеми волонтёрами занимается психолог. Если он замечает, что кто-то нервничает или находится на грани эмоционального выгорания, мы предоставляем человеку временный отдых или даём возможность применить свои силы в другом направлении, например, на благотворительном складе.

– Работа выездных бригад немедицинской паллиативной помощи – что в нее входит?

– Качественная паллиативная помощь – когда обреченному больному «не больно, не страшно, не одиноко, не стыдно». Из этих четырех НЕ только первое «не больно» относится к медицине (речь идёт о качественном обезболивании), всё остальное должны взять на себя родственники, социальные работники и волонтёры.

С нашими ребятами – не страшно: мы рядом, не строим иллюзий, не обнадёживаем человека, просто пытаемся реализовать здесь и сейчас то, что ему больше всего хотелось бы, помогаем завершить земные дела. С нами не одиноко: мы посидим с человеком, помолчим, поговорим, просто подержим за руку. И с нами не стыдно: потому что за женщинами у нас ухаживают женщины, за мужчинами – мужчины. Да, у нас есть мужчины-сиделки!

При этом надо понимать – выездные бригады немедицинской паллиативной помощи никоим образом не подменяют, не заменяют медицину. Это табу! Волонтёры, даже имеющие медицинское образование, не возьмутся вводить обезболивающее, ставить капельницы или какие-то уколы. И если подопечный попросит всего на одну таблетку больше дозы, выписанной врачом, из рук наших ребят он её не получит. Мы очень чётко им разъясняем юридическую границу ответственности, в том числе и уголовной.

Паллиативная помощь – это улучшение качества жизни тяжелобольного человека, волонтёры и сиделки занимаются паллиативным уходом. Сиделки выполняют чисто техническую сторону: смена постельного белья, переодевание лежачего больного, кормление, смена памперсов, стрижки, маникюр-педикюр, санитарно-гигиенический уход. В день удается обслужить 3–4 человек. Зона ответственности волонтёров – «качество жизни»: посидеть, поговорить с тяжелобольным, прибраться в квартире.

Фонд также предоставляет волонтёров (на несколько часов в день) одиноким лежачим больным, находящимся в стационарах. Они помогают подопечным выполнять физические нагрузки, прописанные врачом, или какие-то реабилитационные занятия под контролем доктора; сопровождают на прогулку, к нотариусу, на лечение и даже на операцию в другой город. Налажено у нас взаимодействие и с духовным наставником отцом Анатолием Обуховым (в плане паллиативной помощи с нами плотно сотрудничает православная церковь), имеются два психолога. Они и духовник готовы прийти на личную беседу или приехать в составе бригады на дом к лежачим больным, поработать с их родственниками. К примеру, был случай, когда удалось помирить тяжелобольного мужчину с детьми, с которыми он не общался много лет.

– «Феникс» – это единственная некоммерческая организация в Красноярске, оказывающая немедицинскую паллиативную помощь?

– На данный момент да. Но считаю, что человеческий (волонтёрский) ресурс БФ «Феникс» общей численностью более 100 человек слишком мал для города-миллионника. Если в Красноярске появятся ещё одна-две подобных организации, работа найдётся всем.

Важнее понять, каков уровень развития этих услуг в нашем регионе и отношение к ним граждан. Если Москва уже перешагнула рубеж «осведомлённости населения о том, что такое паллиативная помощь», то Красноярский край ещё в процессе. Пусть медленными темпами, но мы движемся вперед. Городские власти, в том числе в лице Главного управления социальной защиты населения администрации г. Красноярска, нашу линию поддерживают. С районными отделениями социальной защиты тоже тесно взаимодействуем – помогаем гражданам, оформляющим инвалидность, решать вопросы с обеспечением средствами гигиены и ТСР. Есть у нас и своя, отличная от той же Москвы, черта. Когда в рамках проекта мы проходили обучение в столичном Благотворительном фонде помощи хосписам «Вера», то пытались понять, каким образом их волонтёры работают на дому, как организован приём заявок, постановка на обслуживание и т.д. В столице волонтёры трудятся исключительно в хосписах, имеющихся в каждом из 11 районов. Если тяжелобольного выписывают, то только тогда добровольный помощник будет вести его уже дома, но это не практика, а единичные случаи, поскольку нет юридического механизма защиты волонтёра.

По сути, мы лидеры в том, что рискнули «выйти на дом», это ответственность, и, если честно, она лежит всего на трёх людях: на мне, на координаторе выездных бригад и его помощнике. Когда поступает заявка на сиделку, мы сначала сами выезжаем на адрес и оцениваем обстановку. Если видим: больной и его родственники понимают, что перечень услуг, предлагаемых нашими волонтёрами, ограничен, и принимают такие условия – работаем, нет – отказываем. Лучше изначально защититься от возможных неприятных ситуаций, нежели потом бегать по инстанциям и доказывать свою правоту или невиновность.

Надо понимать, что наши услуги оказываются подопечным бесплатно. Мы поддерживаем основной постулат паллиативной помощи: брать деньги с умирающего человека нельзя. Но для того чтобы эти услуги оказывались, всё равно необходимо финансирование, мы благотворительная организация, а значит выжить эти бригады могут только благодаря грантам, субсидиям и благотворительным взносам граждан.

– Летом БФ «Феникс» стал победителем городского конкурса «Лучшая социально ориентированная некоммерческая организация». Такое признание помогает в работе?

– Сложно сказать, скорее, это возлагает больше ответственности, потому что нужно держать планку на достигнутой высоте. Мы настолько загружены работой, что некогда думать о признании. Фонд не бюджетная организация, наше финансирование – исключительно результат подготовленных проектов, акций и других форм деятельности. У нас нет в штате должностей, где люди бы просто перекладывали бумажки, каждый новый сотрудник или волонтёр сразу идёт «в поле». Поэтому общественное признание, дипломы, грамоты безусловно приятно, но главное не растерять себя, сохранить верность идее, довести её до логического конца и выйти на новый уровень – организовать помощь родителям паллиативных детей и включить узких специалистов в деятельность выездных бригад. Также хотелось бы иметь возможность выдавать своим подопечным всё необходимое для качества жизни прямо при обращении (как это делают в московском хосписе «Дом с маяком»), чтобы их интересы защищал целый штат юристов, а семьи после тяжёлой утраты какое-то время сопровождали грамотные психологи… Но всё это требует соблюдения определённых законодательных моментов и, конечно, финансового обеспечения. Нам есть к чему стремиться.

 

Благотворительный фонд социальной помощи, реабилитации граждан «Феникс»

председатель Станкевич Татьяна Львовна,

тел.: 8 (391) 293-85-16

созвездиефеникс.рф


Форум


Просмотров: 8877
Коментариев: 1


 Михась
09.01.2020 15:03


C нами с: --:--:--
Комментариев:
Город:
Хороший материал. побольше бы писали про социальные темы...
Имя (Псевдоним):     E-Mail:  
Секретный код: сменить цифры   Повторите код:  
Рекомендуем

Качество питьевой воды
Жизнь за городом – естественный барьер коронавирусу
Матрасы «Sleepkaif» в Красноярске от производителя!
ЖД Билеты
покупка железнодорожных
билетов
Покупка авиабилетов
любые направления, самые выгодные предложения
Бронирование отелей
отели по всему миру, любого уровня

Нужен ли Красноярску крематорий?
   Не нужен, это не наш ритуал.
   Не уверен, но возможность кремации необходима.
   Очень нужен, это цивилизованный способ погребения.
   Не могу определиться, доверяю мнению большинства.